20 июн. 2016 г.

Короткой строкой

  На днях попалась в руки книга Вячеслава Недошивина "Прогулки по Серебряному веку: Санкт-Петербург". 
 Сначала мне показалось, что книга восхитительна. Главы посвящены биографиям писателей Серебряного века. Почти вся их жизнь проносится перед нами. Попутно даются адреса питерских домов , где бывали, жили, останавливались, выступали  эти знаменитости. В свете предшествующей поездки в  любимый город мне хотелось взять ручку и записать некоторые из адресов.
  Но постепенно мне стало надоедать читать о том, кто и с кем спал, когда изменяли женам, сколько любовников имели... Например, Николай Гумилев никогда не интересовал меня со стороны "пылкого любовника". Для меня, в первую очередь, это муж Ахматовой, а еще - прекрасный поэт, который прекрасно  воспевал  далекую Африку. Или Маяковский... Меня всегда поражало, как этот "глашатай революции" (как нам всегда его преподносили)  имел тонкую ранимую душу. А в книге...?
   Сам автор пишет в предисловии: "Книга, которую вы держите в руках, довольно откровенна. Вы можете спросить: а есть ли предел откровенности в представленных очерках? Есть. Он ровно такой, каким был в первоисточниках – в мемуарах, воспоминаниях, письмах и дневниках моих героев. Вот еще почему, скажу заранее, никаких упреков иных пуритан вроде «подглядывания в замочную скважину» или «копания в грязном белье» я не принимаю. Во-первых, откровенным и даже грешным было само «серебряное» время. Во–вторых, знание любовных и прочих «интимных» обстоятельств помогает (что тут поделаешь?) понять и мотивы творчества, и поводы рождения стихов. А в-третьих, и это главное, – не будем забывать, что начиная с символистов (конец XIX века) основным принципом стихотворцев стало, как известно, соединение ЖИЗНИ поэта и его ПОЭЗИИ. Поэты считали (и в этом была известная революционность их), что надо «творить» не столько в стихах, сколько в жизни. И необычную жизнь эту «делать» потом, иногда сознательно бесстыдно (подчеркиваю для стыдливых!), «объектом» своей поэзии."
  Так неужели не стоит читать эту книгу? Не знаю... Наверное, стоит, только вот выбирать из нее то, что вам ближе: не "грязное белье" из огромного чемодана человеческой жизни, а  по крупицам вылавливать те алмазные россыпи, что стоит оставить потомкам. 

9 июн. 2016 г.

А. Вампилов. Рассказы

   В школьной программе только в 11 классе (да и то в обзорных темах) встречается фамилия этого автора - Александр Вампилов. 

Что Вам сразу вспоминается? "Утиная охота"? "Старший сын"? "Прошлым летом в Чулимске"? Пожалуй, да. 
А я сегодня вдруг открыла для себя другого Вампилова ... не драматурга, а прозаика. Коротенькие рассказики нашлись в интернете. Но как же интересно было их читать!!!
"Александр Вампилов, "Избранное". М., Согласие, 1999"
 О чем же они? О жизни! Просто жизненные зарисовки. Как будто шел  по улице человек с тонкой душой, поглядывал по сторонам и запоминал, что происходит вокруг. А дома уже в толстую тетрадочку все увиденное записал... 
  Каждый рассказик начинается необычно, как будто автор хочет с самого начала завладеть вниманием читателя...
  - Случай, пустяк, стечение обстоятельств иногда становятся самыми
драматическими моментами в жизни человека...  
- Пассажирский поезд прибыл на станцию Сачки неестественно точно, как
щепетильный влюбленный на свидание, - ни минутой раньше, ни  минутой  позже...
- Никто  не  возьмет  на  себя  смелость  утверждать,  что  ссоры   между
влюбленными необходимы...
- Если вы беспредельно счастливы, начиная с того, что вам везет в  любви,
и кончая тем, что вам не жмут ваши туфли, и если кто-нибудь скажет вам,  что
страдания украшают и возвышают человека, не слушайте и не верьте...
 
  Ничего вам не напоминает? Л. Н. Толстой... "Анна Каренина"... Простое, но вместе
 с тем гениальное начало такого романа... Все гениальное - просто!
  И суть иного рассказика наводит на разные размышления, литературные параллели...
Необычная концовка не дает просчитать ход сюжета... А язык произведений!! Какие 
необыкновенные    сравнения!!! 
  В общем, почитайте, не пожалеете!
___________________________________________________________
Началось все собственно вот с этого рассказа...
Тополя 
 
     Я видел ее только раз. Может быть, потому я люблю ее всю жизнь.
     Совсем такой же, как сейчас, был вечер.  Такой  же  пронзительно  синий
воздух, так же сверкали вмерзшие в лужи огни фонарей, эти же самые тополя  -
корявые черные гиганты, навсегда увязшие в синеве. Старая садовая решетка  и
сам сад - темные пятна сосен, серые паутины берез, незаметные акации,  немая
улочка. И над всем этим - тополя.
     Тогда я был беззаботный студент, сейчас мне сорок три. А тополя все  те
же, и, кажется, никогда  они  не  могли  быть  тонкокожими,  бледно-зелеными
саженцами. Тот же от них запах - сладкая, прилипчивая горечь. Только ветерок
- и ноздри раздуваются от этого запаха и непонятно сильно стучит сердце.
     Я был беззаботный студент. Голова кружилась от весны, от молодости,  от
удач. Я не гонялся тогда за счастьем, а наступал ему на пятки нечаянно,  как
наступаю сейчас на эти лужицы.
     В тот вечер я шел к своей невесте. Ничто не  мешало  мне  считать  себя
счастливым. И только в запахе  тополей,  в  их  торжественных  фигурах  было
предчувствие чего-то необыкновенного. И необыкновенное случилось. Она быстро
шла навстречу. Она не остановилась,  не  замедлила  шага.  Она  промелькнула
мимо. Но я видел ее улыбку! Видел! И  вижу  сейчас.  Улыбка  говорила:  "Как
странно! Я предчувствовала, что сейчас тебя встречу... Как странно. Но  меня
ждут. Я спешу..." "Куда!" - закричал я беззвучно. "Куда!" - кричали тополя.
     Но она не слышала, и синь, вот эта мутнеющая синь затянула ее.
     А сейчас под этими тополями я бреду  домой,  к  жене,  к  десятилетнему
сыну. Женился я по любви, моя жена умная, красивая, добрая женщина. Я  люблю
сына, люблю жену, не могу представить себя без них.
     Но все летит к  черту,  когда  приходят  эти  жуткие  весенние  вечера.
Крадучись, как вор, непреодолимо, как лунатик,  я  прихожу  сюда  и  шатаюсь
здесь,  под  этими  тополями.  Здесь,  именно   здесь,   когда   таким   вот
безумно-синим сделался воздух и так торжественно застыли тополя - она быстро
шла навстречу. Я видел ее! Я видел похожие на этот вечер глаза! Я  видел  ее
улыбку!
     Такая тоска! Такая тоска! Где-то в груди боль, острая, страшная, вечная
боль. Хочется закричать, хочется заплакать. Такая тоска!
     И потому хочется закричать  и  заплакать,  хочется  потому,  что  я  ее
никогда не видел. Ее не было. Были и есть только тополя.

8 июн. 2016 г.

В, Дудинцев "Белые одежды"

  На полочке в большом книжном шкафу стоят особняком книги, сделанные из толстых журналов "Роман-газета", "Дружба народов", "Новый мир". Именно туда я и решила "залезть" этим летом. Сначала была  "Железная женщина" Н, Берберовой, а вот теперь роман В. Дудинцева "Белые одежды". Если вы еще не читали это произведение, то искренне советую, потому что каждый человек найдет что-то для себя.

  Молодому поколению, скорее всего, будет интересно узнать о тех неспокойных временах страны с названием СССР, когда регулярно , по правительственному свистку, устраивали гонения на ведьм. И ведь находили их, ведьм, в разных сферах жизни: медицине, образовании, вооруженных силах, сельском хозяйстве... В романе рассказывается о том, как росла и крепла наша советская биология, как не просто было выстоять "вейсманистам-морганистам" под ударами "истинных биологов" (краткое содержание).
  Зрелым философски настроенным читателям , возможно, будут интересны  глубокие раздумья главного героя, Федора Дежкина" о Добре и Зле. Мол, "зло" - понятие относительное, смотря с какой стороны на него посмотреть. Для кого-то ДОБРО в некой ситуации окажется страшным ЗЛОМ, с которым надо бороться, нещадно искоренять его, с корнем уничтожая всех его носителей и последователей . ДОБРО и ЗЛО "создают" вокруг каждого человека разные ситуации, в которых он и показывает свое истинное Я. Или вот еще: "Добро - страдание. Иногда труднопереносимое... Потому что добрый порыв чувствуешь главным образом тогда, когда видишь чужое страдание или предчувствуешьИ рвешься помочь. А почему рвешься? Да потому , что чужое страдание невыносимо”. Прав ведь автор? Именно так и получается в жизни.
 О главном герое в самом начале Дудинцев пишет, что  он нал, например, что есть такое понятие- "спящая почка”. У яблони ее не видно,но садовник умелой обрезкой дерева может заставить ее пробудится, и тогда на гладком месте выстреливает новый побег… Ты можешь прожить долгую жизнь и даже отойти в лучшие миры, так и не узнав, кто ты - подлец или герой, А все потому, что твоя жизнь так складывается- не посылает она

испытаний, которые загнали бы тебя в железную трубу, где есть только два выхода- вперед или назад”. Именно такая "спящая почка" начинает свой рост, когда человеку надо решить, с кем он, на чьей стороне: на стороне Добра или Зла. Моральная проблема всегда была жизненна. Она вне времени, вне страны.
  Настоятельно советую прочитать. Несмотря на "огромное количество букв", читается легко и быстро.